“Падший мир” Юрия Мамлеева

«Падший мир» Юрия Мамлеева

Бесплатно!

СОДЕРЖАНИЕ:

1. Биография Юрия Мамлеева.
2. «Падший мир» Мамлеева.
2.1. Метафизический реализм Мамлеева.
2.2. Особенности прозы Мамлеева.
3. Заключение
4. Список использованной литературы.

Юрий Витальевич Мамлеев писатель-нонконформист проза поэзия

Описание работы

СОДЕРЖАНИЕ:

1. Биография Юрия Мамлеева.
2. «Падший мир» Мамлеева.
2.1. Метафизический реализм Мамлеева.
2.2. Особенности прозы Мамлеева.
3. Заключение
4. Список использованной литературы.

1. Биография Юрия Мамлеева

Юрий Витальевич Мамлеев (11.12.1931) родился в Москве в семье профессора психиатрии. После окончания Московского лесотехнического института (1955) он преподавал математику в школах рабочей молодежи (до 1974). Его творческая судьба достаточно характерна для писателя-нонконформиста. С начала 1950-х активно занимается из учением философии, теософии, оккультных учений, с 1958 становится руководителем неформального эзотерического кружка «Сексуальные мистики». В это время тексты его рассказов широко распространялись в «самиздате». В квартире Мамлеева в Южинском переулке(отсюда название центрального цикла рассказов книги «Черное зеркало») собирались писатели и художники, представители неофициального искусства – Лев Кропивницкий, Александр Хари тонов, Анатолий Зверев, Генрих Сапгир, Леонид Губа нов, нередко бывали и диссиденты, например Владимир Буковский.
Вот что Мамлеев говорит об этом кружке: «…Наша история, связанная с Южинским переулком, начиналась во времена господства тупого атеизма. Первой нашей целью было восстановление связи с Традицией и попытка ее творческого переосмысления. Почему именно так? Я называл наше тогдашнее состояние «купанием в Ничто». Поскольку все связи с Традицией были оборваны, мы не полагались только на связи с прошлым, даже в духовном плане. Шок от нашей онтологической ситуации был настолько сильным, что возникло стремление самим переосмыслить все, что было в духовных учениях прошлого. Мы чувствовали: что-то не так, должно существовать и нечто, скрытое от предшествующей исторической мировой Традиции. Что-то было закрыто для взора и обнажилось только сейчас. Наибольшее значение придавалось искусству. Ведь это та наиболее свободная зона, где на деле осуществляется полная автономность. …На Южинском было много разных людей, многие из которых стали впоследствии известными художниками, как Зверев и Харитонов, поэтами, как Губанов. Подвоз действием этой духовной атмосферы многие принимали крещение. Многие искания были по линии всех мировых духовных традиций, в подоснове которых нам виделась единая мудрость, которая в значительной степени объединяет основные истины аутентичных традиций. Искали самые глубинные основы — то, что содержалось в писаниях Майстера Экхарта, Климента Александрийского, Веданте и Адвайта-Веданте. Это исключало профанические рериховские и блаватские интерпретации Востока. Каждый из нас занимался своей специальной духовной доктриной, но вместе с тем у всех было нечто общее, часто даже неосознанное. Каждый действовал в пределах своего мира. …Нас объединяла сама радикальная ситуация, в которой мы оказались. Все мы находились в условиях атеистического гроба и это придавало нашим исканиям особый оттенок метафизического радикализма. Такое случается, когда человек оказывается в тюрьме. Мы хотели прорваться дальше, не порывая с Традицией, продолжать ее в другом плане и пытаться соединить «несоединимое».» [1]
В 1974 г. Мамлеев эмигрировал , жил в США, преподавал в Корнельском университете (Итака), затем (1983) переселился в Париж. Работал в Парижском институте восточных цивилизаций и языков и в Медонском центре изучения русского языка и литературы. За годы эмиграции Мамлеев опубликовал большое количество рассказов в различных периодических изданиях и несколько книг, вышедших на разных языках. Советское гражданство возвращено в 1991; с 1994 живет в Москве.
Печатался в «Новом журнале» , в журналах и альманахах «Третья волна» , «Аполлон-77» , «Гнозис» , «Стрелец» , «Часть речи» , «Эхо» , «Континент». В России печатается с 1990 — журналы и альманахи «Теплый Стан» , «Вестник новой литературы» ,»Родник» , «Знамя» , «Согласие» ,»Реалист» .
В 1990 году состоялся выход его первой книги на родине – «Утопи мою голову» [2]. Затем последовали «Голос из ничто» [3], «Вечный дом»[4], «Шатуны»[5], «Черное зеркало»[6], «Бунт луны»[7], «Блуждающее время»[8]. Печатается также как драматург («Драматург», 1995, № 5; 1996, № 7) и поэт («Цирк «Олимп», 1997, № 5). В эти же годы Мамлеев опубликовал значительное количество философских работ в научной печати. Книги Мамлеева выходили на английском, французском, немецком, итальянском, греческом, голландском языках.
Мамлеев — член американского, французского (1980) и русского ПЕН-клубов, Союза литераторов Российской Федерации (1991), член исполкома Международного общества культурных связей с Индией.
Юрий Мамлеев – лауреат премии имени Андрея Белого, а также международной Пушкинской премии за 1999год, учрежденной Фондом имени Альфреда Топфера при участии Международного ПЕН-клуба.
В настоящее время в московском отделении Союза литераторов Российской Федерации образовалась секция метафизического реализм а, течения, родоначальником которого считается Мамлеев. Он возглавляет секцию, а основное ядро составляют организатор секции Дмитрий Силкан, Николай Григорьев, Наталья Макеева, Елизавета Новикова. В целом же секция объединила несколько сотен прозаиков, поэтов, эссеистов. Их произведения вошли в сборник «Мистерия бесконечности».

2. “Падший мир” Юрия Мамлеева

Неискушенному читателю приходится испытать некоторый шок при первом знакомстве с творчеством Юрия Мамлеева.[9]
“Ребята ходили вокруг трупа Аполлона, как трансцендентные коты вокруг непонятно-земной кучки кала” (“Удовлетворюсь!”). «В тоскливом, заброшенном дворике на окраине Москвы живет самый различный, то толстозадый, угрюмый, то тонкий, вьющийся и крикливый люд. Мат, вперемежку с глубокими философскими откровениями, день и ночь висит в воздухе. Философствуют все, от мала до велика: и начитанные дети, и отекшие от переживаний жирные бабы, и мускулистые, шизоидные мужчины.» («Искатели»). «Последние дни Катя стала очень много потеть, всем телом; поэтому часто уходила в уборную обтирать пот. И всегда при этом почему-то думала о сокровенном. А затерявшись в коридорах института, среди людей, чаще воспринимала их как шумящих желтеньких призраков.» («Крах»). Своеобразный язык и неожиданные метафоры — если, например, одна “родственница старушка Агафья», то другая “родственница покрупнее телом”, или: «Два равнодушных, как полено, милиционера», юмор черных дыр и могильный смех, странные, мягко говоря, сюжеты и персонажи, самым приемлемым местом обитания которых был бы, в лучшем случае, приют для  душевнобольных… Казалось бы, интерес к творчеству Мамлеева может возникнуть только у людей с неадекватной психикой.
Однако к персонажам Мамлеева нельзя относиться как к героям реалистической прозы. Его художественный метод определяется литературными критиками и им самим как метафизический реализм. «Вспомните сказки многих народов – они на самом деле символически изображают странствия человека по загробному миру. Я же взял не форму сказок и легенд, а форму традиционной прозы. …Это символическое и метафорическое путешествие по аду».[10]

2.1. Метафизический реализм Мамлеева

Что же представляет собой метафизический реализм?

ДЛЯ ПРОДОЛЖЕНИЯ ЧТЕНИЯ СКАЧАЙТЕ РАБОТУ !

Обзоры

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “«Падший мир» Юрия Мамлеева”

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *